?

Log in

Они ничего не понимали. Вместо привычного ленивого утра – гул весёлых людских голосов, торопливые шаги по коридорам, лязганье дверных щеколд. Мир сошёл с ума.

По несколько люди заходили в комнаты, кого-то выбирали и сажали в переноски. Одни, не успев толком раскрыть глаза, уже оказывались в руках представителей этой странной «бригады зачистки», другие не привыкли просто так сдаваться, и устраивали своим «похитителям» неплохой утренний кросс. Борьба завершилась безоговорочной победой двуногих: вскоре все кошки были рассажены по переноскам, и колонна машин двинулась от приюта к выставочному центру лофт-проекта «Этажи».

У меня на коленях, в мягкой кошечьей сумочке едет маленькая чёрно-белая Мурзилка: любопытные глаза-блюдца, кокетливо прижатое ушко – наследие прошлой жизни, трогательно высунутый розовый язычок. Крохе ещё нет и года, а она уже хорошо знает, что далеко не всем людям можно доверять…
В выставочном зале – последние приготовления. Рассаженные по прозрачным вольерам коты и кошки с интересом обнюхиваются. Напротив в просторных «клетках» размещаются собаки.

Нежную, трепетную Лизу забирают, кажется, буквально сразу же – ещё не все плакаты развешаны, не все буклеты разложены по столам, а уже заполняется договор об отдаче животного. Говорят, трёхцветки приносят счастье, и сейчас особенно хочется верить, что Лиза принесёт счастье не только своим новым хозяевам, но и всем нам.

И закружилось. «Эта пёстрая девочка – Мирта, ей около 2-3 лет, забавная, ласковая кошечка. А ещё у неё белый животик…» - «Это Борька. Молоденький кот. Раньше был худенький такой, и выражение морды было а-ля «Это не я сделал». Теперь раздобрел и смотрит так гордо, мол, ну, я это сделал, дальше-то что?..» - «А у вас на руках Феба, про таких говорят – настоящая кошка…» - «Ой, а это Пират! Самый нежный кот на свете! А видели бы вы, как он выхаживает восьмёрками у ног…» Они все здесь – самые-самые. И это совсем не лукавство.

Счастливые глаза, улыбки. Это – смех сквозь слёзы и слёзы сквозь смех. Это такое счастье – видеть, как кто-то уезжает домой. Они так ждали. И они дождались.

Когда я слышу, что в приют едут за новыми животными, я почти не верю своим ушам. Но это так.
Уже под вечер забирают Криса. Чудесный огромный бело-рыжий кот-мурчалка. Спросони он не очень понимает, кто эти улыбающиеся люди, зачем его снова посадили в переноску, и что, чёрт возьми, вообще происходит. Переминается на толстеньких белых лапках в такт шагов своего нового хозяина…

Когда уже догружали вещи в машины, подошла пожилая женщина с двумя сумками: «Я, - говорит, - вот передать немножко хотела…» И от этого, знаете, слёзы наворачиваются на глазах.
Это всё, конечно, эмоции. И циники скажут – тоже мне, большое дело. Только дело, действительно, большое. Это – сказка, ставшая былью.

Спасибо всем, кто пришёл помочь и поддержать! Для тех, кто подарил трогательным пушистым существам шанс на новую жизнь, у меня даже слов не находится – не придумали ещё, наверное. Вы – соль земли. Пока вы есть, этот мир заслуживает жизни!

P.S. Малышка Мурзилка отправилась вечером обратно в приют вместе с другими – теми, чьи хозяева, конечно, где-то есть, просто сегодня не повезло, не пересеклись дорожки. Но когда-нибудь…

Мы в это верим!

Про утро...

7-10 Первый будильник. Вырубается при начальных аккордах отработанным движением пальцев. Хотя мелодия приятственная, да…
7-20 Третий будильник. Странно, я совсем не помню второй. Долго и со вкусом звонит. Потому что да-да, я уже встаю, но мелодия-то всё равно приятственная. Хотя и другая.
7-22 Шшшшшшшшшшшш – чик! Ага. Чайник включен и уже греется.
7-24 Где – где- ГДЕ эти чОртовы таблетки от этой несносной головной боли?
7-30 Таблетки, вода. Усталая улыбка. Пульсирующим виском – в подушку.
7-50 Будильник. А, да, я же его завести успела… да-да-да…
7-53 Зубная паста, щётка, шампунь, полотенце, фен, капли «Альбуцид» в глаза…
8-15 Смс шефу, что опоздаю…
8-20 Чай, орехи и ещё что-то сладкое. Разговор ни о чём и обо всём. Усталая улыбка и охлаждающий пластырь на затылок.
8-35 Чешки, форма и шлёпки – в рюкзак. Джинсы, топ, куртка и кроссовки - на себя. Рюкзак – за плечи. Скейт в руки.
8-50 Кот. Его гладишь, а он мурчит… счастье есть.
9-00 Усталая улыбка. «Я не копаюсь, вот видишь, у меня тут кот…» Счастье есть…
9-05 Дверь. Ключь в ней хруп-хруп. Дорога, дворы, ещё дорога.
9-15 «Ну, давай». «Позвоню». «Позвони». Тыдык – скейт колёсами об асфальт.
9-20… Набережная. Ветер в лицо, солнце – в глаза. Шшшшшшшшшш – колёса об асфальт.

Счастье… есть!

О чепухе...

Я люблю дождь. Протянувшийся упругими струнами с неба до земли. Путаешься в них без надежды вернуться таким, каким уходил. Когда-то... несколько смешных жизней и одну смерть назад.

Возвращаться тоже люблю. Поздно вечером в пустую квартиру. Только чтобы непременно в неё ещё кто-нибудь вернулся. Немножко позднее...

Пустоту люблю. Белую холодную пустоту, лёгкими хлопьями опускающуюся на землю. Ловишь её ресницами, подставляя лицо зимнему ветру...

Ветер, несущий вдаль ватные облака.

Вообще облака люблю. Тонкой полоской – у горизонта. Позолоченные снизу... и рваными клочьями висящие низко – низко... и темные грозовые, разрываемые лучами заходящего солнца...

Солнечные блики, заблудившиеся в цветных витражах маленького города в горах, укутанного от моего взгляда несколькими часовыми поясами.

Собственно горы люблю. Высокие. Недоступные.

Высоту люблю. Синюю-синюю. Просачивающуюся даже за закрытые веки. Чтобы разлиться потом тёмным озером где-то в глубине глаз.

Озёра. Вулканические. Круглые. Словно нарисованные красками.

Люблю августовские акварельные вечера. И предрассветные сумерки, в клочьях которых так приятно засыпать. Аккурат после третьей чашки кофе...

О разном

Когда-то был в моей жизни сладкий плавленый шоколадный сыр в круглых пластиковых баночках. Снимаешь крышечьку, а там – он. Прячется под серебристым кругляшиком фольги. Самая вкусная вещь на свете.

И молоко в пузатых стеклянных бутылках с мягкими крышками. Тык её пальцем – она и прогнулась, снимать можно. У кого как, а у меня были бирюзовые крышечьки на молоке и зелёные – на кефире.

А ещё было мороженое в кафе «Максим». Можно было попросить полить его малиновым вареньем или посыпать шоколадной крошкой. Или и то, и другое сразу. Причём не по праздникам, а просто так. Идём с мамой домой, а она мне: «Пойдём поедим мороженого?». Наверное, с тех пор я все подарки так люблю – не на праздник, а просто на «пойдём».

И газировка в автоматах. Это просто без комментариев. Только нужно было непременно иметь при себе кого-нибудь из взрослых – сама я до монетоприёмника тогда не дотягивалась. Но самый кайф – когда дядя брал на руки, и можно было самостоятельно опустить монетку. Это было просто убиться, как круто.

Я и сейчас хочу такой сыр. И молоко в пузатой бутылке. И газировку. Про кафе «Максим», место которого в 90е занял какой-то магазин, вообще молчу…

Никому тебя не отдам...

Мы так долго ждали друг друга.
Теперь мы вместе. И я никому его не отдам!

Нам на двоих 33... хороший возраст ;)
Было синее, разлившееся по земле и небу. И было белое, нежно обнимающее синеву.
Был холодный отсвет льда. И тёплый блеск глаз.
Были старые молчаливые камни. И веселое пение птиц.
Была вечность. И было мгновение.

И главное – были люди. Прекрасные. Незабываемые.

О них...

Они такие смешные.
Со своими «а-у-него-есть-машина?» и «а-какие-там-карьерные-перспективы?».
Как вы не понимаете, что «топать-вечером-по-лужам-ловя-ресницами-снежинки» - это куда больше, чем нужно для счастья. Мне, по крайней мере.

Они такие нелепые.
Со своими «не-хватает-денег-на-шубу» и «а-какая-у-тебя-зарплата?».
Разве не ясно, что «запах-дыма-в-волосах» - его ведь ни за какие деньги не купишь?

Они такие невыносимые.
Со своими «а-ты-не-скучаешь-по-Новосибу?».
Что даже комментировать это не хочеться)
Два человека, изменившие моё отношение к жизни.
Каждый по-своему.

Наш роман...

...он с привкусом спелого винограда. И отзвуком августовских акварельных вечеров.
Сегодня ровно месяц, как мы живём вместе.

Я и Петербург)

Счастье...

есть!